Статьи

В Британию возвратились старые амбиции с претензией на новый мировой центр силы

В Британию возвратились старенькые амбиции с претензией на новый мировой центр силы

Политический Лондон оборвал в конце концов неприлично затянувшуюся паузу после референдума о выходе Британии из Евросоюза и предпринял на сто процентов определенные шаги по выполнению судьбоносного решения людей Соединённого Королевства. В прошлую среду Палата общин парламента Великобритании приняла билль, который утвердил принципы выхода из ЕС, сформулированные Семнадцать января премьер-министром Терезой Мэй. Для введения в действие процедуры Brexit осталось заручиться поддержкой Палаты лордов.

Тереза Мэй вожделеет выйти на глобальную арену

Судя по всему, в верхней палате британского парламента заморочек с биллем о выходе из ЕС тоже не будет. Всё указывает на то, что ядро местного политикума добилось консенсуса по Brexit и выбрало самый жёсткий его вариант. Британская экономика покинет единый европейский рынок с его таможенными и торговыми правилами, свободным передвижением населения, подчинением брюссельским чиновникам и юрисдикции Евро суда.

Лондон попробует оговорить особые дела с Ирландией, а с Евросоюзом заключить обоесторонний договор, предусматривающий зону свободной торговли, продолжение сотрудничества в области обороны и безопасности, в сфере науки, образования и здравоохранения, в борьбе с терроризмом и международной преступностью.

Центральным пт билля, принятого в Плате общин, стал посыл Терезы Мэй, что «Британия должна выйти на глобальную арену в качестве независимой страны и торгового партнера». Практически, над этим британский премьер работает всё последующее за референдумом время. Предшественники Мэй отличались тем, что челночно курсировали в треугольнике Лондон-Брюссель-Вашингтон, дополняя или согласовывая общую политическую повестку.

Тереза Мэй расширила географию собственных поездок. Не так издавна, например, она побывала в Анкаре. Обсуждала с турецким президентом возможности взаимодействия на Ближнем Востоке, как в рамках структур НАТО, так и в обоестороннем формате. Мэй тем дала понять, что у Британии в Азии есть свои особые, отличные от европейских союзников, интересы.

В декабре Тереза Мэй уже была в этом регионе. Тогда она посетила с городским визитом Бахрейн, приняла роль в заседании Совета по сотрудничеству стран Персидского залива. Мэй повстречалась с победителями Бахрейна, Саудовской Аравии, Кувейта, Катара, ОАЭ и Омана. С каждым из их британский премьер провела обоесторонние встречи. Обсуждали положение в Сирии, Йемене и в целом на Ближнем Востоке.

По итогам встреч в Бахрейне Тереза Мэй выразила надежду, что в отношениях меж Соединенным Королевством и странами Залива откроется новая глава «подлинного стратегического партнерства, которое дозволит совместно использовать наши возможности для обеспечения безопасности и процветания наших народов». Мэй выделила: у Британии и стран Залива давняя общая содержательная история.

Необходимо узреть, в недавнем прошедшем страны этого региона объездили европейские побкдители — немцы. Была здесь федеральный канцлер, был глава германского внешнеполитического ведомства. Вместе они пробовали подключить Берлин к решению ближневосточных заморочек, тем поднять международный авторитет своей страны. Но в странах Залива не оценили подабающим образом это рвение германских политиков.

Не было тривиального прорыва и у британского премьера, хотя и приезжала в Бахрейн Тереза Мэй несколько с другим «мандатом». Готовясь к выходу из ЕС, Британия стала позиционировать себя, как политический центр НАТО в Европе, такового младшего, но первого среди европейцев, партнёра Соединённых Штатов в североатлантическом альянсе. В Заливе заявленные амбиции британцев всерьёз не восприняли. Ведь до поры они не подтверждались администрацией США.

Это случилось после встречи Терезы Мэй и президента Дональда Трампа в Вашингтоне. Некоторые спецы назвали визит Мэй в Америку не совсем удачным. По их мнению, британский премьер не смогла установить доверительные дела с новым американским президентом. Но Терезе Мэй удалось добиться главных целей своей поездки.

После встречи в Вашингтоне Мэй заявила журналистам, что она призвала Трампа вкупе с Британией «взаимодействовать с Кремлём с позиции силы», настояла на применении к Рф международных санкций до полного выполнения сторонами конфликта на Украине минских договорённостей, на усилении позиций НАТО «в свете исходящих из Москвы угроз».

Дональд Трамп публично не высказался в отношении заявлений своей гостьи. Но после визита Мэй вашингтонская администрация скорректировала риторику по всем отмеченным английским премьером позициям. Тем Тереза Мэй показала миру, что за океаном к британцам присушиваются, а у планов Лондона стать самостоятельным глобальным игроком есть определённые основания. Сейчас эти амбиции подкреплены ещё и биллем о выходе из ЕС в редакции, принятой Палатой общин.

Излишний оптимизм британских властей

На данный момент Тереза Мэй пробует закрепиться в качестве самостоятельного глобального игрока. Reuters произнесло, что пресс-секретарь британского премьера объявил о её планах посетить в Две тысячи семнадцать году с официальным визитом Китай. Дата поездки пока не определена. Но визит в Пекин уже заинтересовал экспертов.

Это будет нечто другое, чем встреча в Вашингтоне. В Китае Мэй будет необходимо явить себя миру не в качестве натовского, американского или евро представителя и посредника, как победителя страны с самостоятельной внешнеполитической повесткой. Есть тут, правда, одно «но»… Не считая резко выраженной антироссийской позиции, другие контуры британской политики пока просматриваются слабо. Не считая, пожалуй, претензии на необычную роль в НАТО.

Она появилась не вчера. Ещё в бытность премьером Тони Блэра в Великобритании озаботились усилением своей военной мощи. В качестве приоритетного проекта задумали выстроить парочку авианосцев, чтобы занять более активную позицию в экспедиционных операциях североатлантического альянса. Сейчас этот проект близится к окончанию. Головной авианосец «Королева Елизавета II» с 40 летательными аппаратами должен войти в состав королевского флота уже в этом году. Его собрат — «Принц Уэльский» поднимет флаг британских ВМС через два года.

На 1-ый взгляд, с появлением современных авианосцев, пусть и уступающих по возможностям американским кораблям, Британия выдвинется на 1-ые роли в активной мировой политике. Но не всё так просто. Строительство авианосцев серьёзно надорвало военный бюджет Лондона. Это привело к провалам на других участках оборонного ведомства.

Например, в пятницу таблоид The Sun поведал о плачевном состоянии многоцелевых атомных подводных лодок флота Великобритании. Сославшись на информированные источники, издание утверждает, что из Семь субмарин этого класса на боевом дежурстве сейчас нет ни одной.

5 многоцелевых подлодок находятся на техническом обслуживании или ожидают его после выявления изъянов. Одна ремонтируется после столкновения с торговым судном в Гибралтаре летом прошедшего года. Ещё одна проходит испытания после техобслуживания и, по оценке The Sun, не скоро вернётся в строй. Таблоид отмечает, что информация о проблемах в британском флоте держится в тайне от премьер-министра Терезы Мэй.

Не считая препядствия с подводными лодками есть неприятные истории и с надводными кораблями. Прошедшим летом, например, на одном из новейших дорогостоящих эсминцев типа «Дэринг», считающихся гордостью ВМС Великобритании, вышла из строя силовая установка. Корабль притащили из Персидского залива, где случилось это происшествие, и на данный момент употребляют как учебное судно и плавучую казарму, потому что средств на ремонт эсминца в бюджете нет.

О проблемах в вооружённых силах Британии пишет не только The Sun. На этой теме отметилась также The Sunday Times. По её данным, «британская военная техника устарела так, что не сможет защитить границы Соединенного Королевства в случае грозного военного нападения». В качестве примера газета приводит технические характеристики британских кораблей, летающих беспилотников, бронетехники и делает вывод, что «существующее вооружение делает важные бреши в обороноспособности страны».

Поправить сложившееся положение можно только за счёт роста ассигнований на военные расходы. С этим у «Владычицы морей» сейчас элементарные задачки. Британский валютный Сити, на котором во многом базируется экономическое благополучие Британии, заговорил в связи с Brexit о переводе большой части собственных активов на континент. Для многих очевидно, что статус валютной столицы Европы на данный момент перейдёт к германскому Франкфурту-на-Майне.

«Выход Великобритании из ЕЭЗ означает, что банки автоматом лишатся возможности вести бизнес по всему Евросоюзу, это дозволит Франкфурту-на-Майне перехватить лидерство у Лондона», — отметил в интервью британской газете The Guаrdian глава Центрального банка Германии Йенс Вайдман. Значит, возможности бюджета Великобритании станут ещё скромнее.

С таким багажом за плечами тяжело рассчитывать на результативную самостоятельную политику. Может быть, ещё поэтому от Мэй скрывают реальное положение дел. По последней мере, на внешнем поле Тереза Мэй действует потому что как будто за ней — реальная Британская империя. Надежду стать новым мировым центром силы делят с премьером и местные парламентарии, так активно поддержавшие жёсткий Brexit. Спецы считают эти настроения излишне оптимистичными…

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *