Статьи

Собирается ли Трамп «бодаться» с Китаем?

«Старый друг лучше новых двух»

Собирается ли Трамп «бодаться» с Китаем?

В Токио состоялись переговоры нового министра обороны США Джеймса Меттиса и министра обороны Стране восходящего солнца Томоми Инада. Переговоры привлекли внимание не только в этих 2-ух странах, ибо в бытность кандидатом в президенты Дональд Трамп делал принципные заявления о том, что союзники США, в особенности финансово богатые, должны в главном заботиться о своей безопасности, не перекладывая издержки по ее обеспечению на Соединенные Штаты. В числе таких союзников и Япония, находящаяся десятилетиями под американским протекторатом, что способствовало в 1960—1970-е годы экономическому развитию страны, не обремененной большими военными расходами. Справедливости ради заметим, что эти времена прошли, и сейчас японское правительство раз в год выделяет на содержание многочисленных в стране американских военных баз Два миллиардов баксов, что, по заявлению министра Инады, достаточно.

Но вопреки ожиданиям, Меттис не только не поднимал вопрос об увеличении японского взноса в финансирование баз США, ну и назвал имеющееся японо-американское распределение валютного бремени «образцом, примером», необходимо обдумывать, для других союзников дяди Сэма. При всем этом министр обороны США на пресс-конференции заверил японцев в том, что администрация Дональда Трампа считает американо-японский союз краеугольным камнем своей политики в Азиатско-Тихоокеанском регионе. Японская сотрудник поддержала его, заявив, что «в аспектах обострения трудности обеспечения безопасности в АТР японо-американский (военный) союз является очень принципной основой мира и безопасности не только для нашей страны, ну и всего региона».

Предпосылки же обострения трудности обеспечения безопасности в регионе министры обороны стран-союзников усматривают в «поведении КНР и КНДР». К ублажению японской стороны Меттис подтвердил обязательство США в согласовании с 5-й статьей японо-американского «договора безопасности» защищать острова Сэнкаку (китайское название — Дяоюйдао), права владения на которые оспаривает правительство КНР.

Стороны пришли к одному мнению по поводу того, что серьезную опасность региону делает разработка в КНДР ядерного и ракетного орудия. Заметим, что посетивший перед поездкой в Японию Сеул министр Меттис пригрозил из южнокорейской столицы, что «любое нападение на Соединенные Штаты или наших союзников будет отражено, и на хоть какое применение ядерного орудия последует действующий и сокрушительный ответ». Видимо, о такой решимости было сообщено и японцам.

Главной же темой бесед в Токио была выработка общей полосы поведения в военной области в отношении Китайской Народной Республики, поначалу ее военного строительства в акватории Южно-Китайского моря. И тут новая американская администрация, похоже, отступать от прежней полосы борьбы за доминирование в АТР отступать не собирается.

Объявленный американским президентом Дональдом Трампом в инаугурационной речи фактический отказ США от претензии на роль мирового жандарма вселил определенный оптимизм. Появилась надежда на то, что, в конце концов, Вашингтон и Пентагон окончат грубое вмешательство своими вооруженными силами во внутренние дела других, расположенных за тысячи миль от американской метрополии стран и целых регионов.

Но совершенно оставлять мир в покое, сосредоточившись на внутренних проблемах, администрация Трампа не желает. Да ей это и не позволят подлинные хозяева страны — открытые и скрытые американские неоконсерваторы (неоконы) с их неистребимой жаждой мирового господства и обогащения за счет народов других стран. Еще летом во время избирательной кампании Трамп фактически предрек обострение отношений США с Китайской Народной Республикой, предъявив этому государству разные претензии.

В Пекине услышали плохо завуалированные угрозы и уступать им не желают, считая, что в прилегающем к восточноазиатским границам КНР регионе мир и безопасность должны обеспечивать не США, а народы его населяющие. Окрепшие за последние десятилетия как в техническом оснащении, так и в военной выучке китайские вооруженные силы не собираются пасовать перед самой сильной в мире американской военной машиной. Об этом заявляет китайское военное командование, уже на данный момент считающее реальной, а, по мнению некоторых экспертов, даже неизбежной войну с США во время президентства Дональда Трампа.

Как докладывает китайская газета South China Morning Post, не так издавна Народно-освободительная армия Китая (НОАК) опубликовала на своем сайте заявление, в каком свой взгляд на ситуацию высказал один из официальных представителей Центральной военной комиссии КНР. «Война во время срока нынешнего президента… является практически реальностью», — цитирует заявление названная газета. При всем этом отмечается, что ввиду нынешней ситуации в сфере безопасности представитель военных кругов рекомендует «отправить китайские войска в Восточно-Китайское и Южно-Китайское моря», также советует США «заново обдумать свою стратегию в Азиатско-Тихоокеанском регионе».

Каким же может быть для США casus belli — формальный повод для объявления войны Китаю? Поначалу обозреватели и аналитики по обе стороны Тихого океана называют ситуацию в Южно-Китайском море, где, по мнению Вашингтона, пекинские власти, уплотняя имеющиеся и намывая новые острова, делают «крепости» на архипелагах Спратли и Парасельском, типо предназначенные для блокирования морских торговых путей. Понятно, что особое значение эти пути имеют для поставок в Азиатско-Тихоокеанский регион ближневосточной нефти — через Южно-Китайское море проходят коммуникации, обеспечивающие 70 5 процентов таких поставок. Заметим, что важная часть этих поставок предназначена для нужд КНР, которая озабочена не организацией некоторый гипотетической блокады, а, напротив, защитой судоходства, недопущением такой блокады со стороны других стран. Значимость региона для Китая разъясняется и тем, что на шельфе побережья и островов Южно-Китайского моря разведаны богатые запасы углеводородов — нефти и природного газа.

Ситуация осложняется тем, что примыкающие с КНР страны выдвигают претензии на насчитывающие более сотки малеханьких островов, скал и рифов архипелаги Спратли и Парасельский, также на омывающие их морские экономические зоны. Вьетнам, Бруней, Малайзия, Тайвань и Филиппины считают, что важная часть этих территорий занята китайцами незаконно и требуют признания на их собственных прав. Поддерживая эти претензии, американцы под видом защиты интересов союзников, увеличивают свое военно-морское присутствие в регионе, требуют от Пекина согласия на «свободу навигации» в Южно-Китайском море. Ссылки на союзнические дела призваны легитимизировать постоянное присутствие американского флота, в том числе авианосного, у берегов Китая, а в случае обострения ситуации внедрение боевых кораблей и самолетов. При всем этом американское командование не останавливается перед провокационными разведывательными полетами над Южно-Китайским морем, что вызывает официальные протесты КНР.

Активность флота США в определенной близости от китайской местности, повторяющиеся публикации в прессе о способности янки выполнить задачи по блокированию сил КНР заставляют Пекин принимать ответные меры, усиливать свой военно-морской флот. В мае Две тысячи пятнадцать года была принята новая военная стратегия, расширяющая операционную зону действий ВМС Китая, распространение ее не только на прибрежные воды, ну и на открытое море и океан. С этой целью страна желает к Две тысячи 20 году иметь в составе ВМС четыре современных авианосца, которые смогут «наносить по противнику превентивные локальные удары в случае угрозы обороне или рубежам страны». В дополнение к существующему авианосцу «Ляонин» уже в Две тысячи семнадцать году планируется окончить главные работы по строительству авианосца «Шаньдун», ввод которого в боевой состав ВМС НОАК намечен на Две тысячи девятнадцать год.

Оборонная активность КНР в Южно-Китайском море внимательно отслеживается и в Токио. В Стране восходящего солнца также проявляют обеспокоенность способностью Китая в случае обострения обстановки затруднить японское торговое судоходство в этом районе Восточной Азии. Эта озабоченность до последнего времени подогревалась янки, которые в собственных планах стратегического противостояния с Китаем отводят Стране восходящего солнца существенную роль. Если ранее США контролировали военное строительство страны-протектората, не позволяя переходить определенные Вашингтоном пределы, то сейчас от Стране восходящего солнца требуют отбросить конституционные ограничения и, увеличивая военный бюджет, обзаводиться современнейшим вооружением, вновь крепить военную мощь Страны восходящего солнца, приводить ее в соответствие с экономическим и научно-техническим потенциалом. Нельзя легкомысленно исключительно в качестве предвыборной риторики принимать и призывы нового американского президента к ядерному вооружению Стране восходящего солнца, ибо в этой стране все есть условия для быстрой реализации «атомного проекта» и уже давно слышны подобные призывы.

Что касается роли японских вооруженных сил в совместном с США противостоянии с Китаем, то на данный момент оно стало возможным и юридически. В Две тысячи пятнадцать году в угоду Пентагону в японском парламенте вопреки «мирным» положениям действующей конституции страны и воле большинства народа был протащен закон, позволяющий использовать вооруженные силы страны не только в близких к метрополии районах, но в всех «горячих точках» мира, проводя там совместные с США военные операции.

Другой «горячей точкой» американо-китайского противостояния является Тайваньский пролив, где в прошедшем уже появлялись очень опасные, грозящие прямым военным столкновением инциденты. По другому как провокационными нельзя называть сделанные Трампом допущения отрешиться от политики «одного Китая», другими словами признания Тайваня самостоятельным государством. При всем этом в американской прессе уже появились статьи о возможности размещения в «мятежной провинции», как именуют в Пекине Тайвань, нацеленных на КНР американских военных баз. Пробы реализации похожих провоцирующих войну планов должны быть впору остановлены мировой общественностью, заблокированы в ООН.

Вопреки мнению некоторых недальновидных российских комментаторов и аналитиков, обострение американо-китайского противоборства для нас совершенно не «пожар на другом берегу реки». Следование призывам «мудрецов» из телевизионных ток-шоу воспользоваться противоречиями Вашингтона и Пекина и занять позицию «умной обезьяны на горе, наблюдающей схватку 2-ух глупых тигров в долине», может нарушить достигнутые опытнейшей дипломатией и политикой очень ценные для нашей страны дела особого стратегического партнерства с Китаем. Более принципно обдумывать, что демонстрируемое в последнее время Японией и США рвение к улучшению дипломатических и других отношений с Россией имеют в своей базе цель — по возможности разобщить Москву и Пекин, обеспечить выгодный для Токио и Вашингтона баланс сил в Северо-Восточной и Восточной Азии в целом, проводить старый, как мир, империалистический принцип «разделяй и властвуй». Чуток ли следует напоминать, что при наличии в истории отношений Рф и Китая и печальных страниц, в целом наши страны и народы разделяли общие принципы равноправия и уважения интересов друг друга, борьбы за мир и безопасность. Ну и мудрость народа дает подсказку: «Старый друг лучше новых двух».

Анатолий Кошкин

Источник: regnum.ru

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *