Статьи

Нагорный Карабах в системе ближневосточной рулетки

Достанут ли Азербайджан грузинские исторические грабли

Нагорный Карабах в системе ближневосточной рулетки

Кандидат на пост госсекретаря США Рекс Тиллерсон в процессе слушаний в Сенате, касаясь нагорно-карабахского конфликта, заявил, что «будет работать с правительствами Армении и Азербайджана для нахождения мирного, долгого решения, которое дозволит обеспечить стабильность и процветание в регионе». По его словам, «первым шагом для установления мира в регионе должно стать достижение доверия и гарантий, чтобы соглашения меж сторонами соблюдались», а на вопрос о том, «что сделают США, чтобы снять блокаду Армении со стороны Турции», Тиллерсон ответил, что «намерен поддерживать нормализацию отношений меж Арменией и Турцией».

Но по названным Тиллерсоном двум позициям ситуация остается неопределенной. Если говорить о юридической стороне препядствия, то в базе имеющегося режима прекращения огня, которое постоянно нарушается, лежит документ Одна тысяча девятьсот девяносто четыре года. Достигнутые после апрельской войны Две тысячи шестнадцать года венские и санкт-петербургские соглашения о внедрении на линию соприкосновения конфликтующих сторон системы мониторинга и института международных наблюдателей недееспособны потому что под ними нет подписи Азербайджана. Для установления меж конфликтующими сторонами «мира, доверия и гарантий» не сделано ровным счетом ничего. Что же касается вопроса нормализации отношений меж Арменией и Турцией, то для привязки этого вопроса к проблемам урегулирования нагорно-карабахского конфликта упущено время.

Если Турция пойдет на ратификацию подписанных в октябре Две тысячи девять года известных Цюрихских протоколов, предусматривающих восстановление дипотношений меж Ереваном и Анкарой и открытие меж ними границ, то совершенно по другим суждениям. Даже если и получится силами определенной коалиции достигнуть победы над ИГИЛ (структура, незаконная в Рф) над Турцией будет висеть сирийский вопрос и неувязка с курдами. При таком положении у Анкары есть шанс быть приглашенной (правда, далеко не факт — С.Т.) к роли в процессе урегулирования нагорно-карабахского конфликта, но никак не в фаворитной роли. В то же время, когда по ходу апрельской войны Россия оказалась единственной государством из всех других сопредседателей Минской группы ОБСЕ, выступившей с посредническими усилиями в деле прекращения вооруженных столкновений, Баку, отказываясь подписывать санкт-петербургское соглашение, а позже и сорвав предполагаемый саммит победителей Азербайджана и Армении, предпринял усилия для нейтрализации нарастающей роли Рф в регионе. Поэтому заявление главы МИД Рф Сергея Лаврова о том, что нагорно-карабахский конфликт уже давно стал не только внутренним делом Азербайджана, воспринимается как определенная реакция Москвы на политику Баку, констатацией того, что Азербайджан утратил суверенитет над Нагорным Карабахом и неувязка давно находится в международной плоскости со своим набором правил по механизмам урегулирования конфликта.

В свое время, в феврале Две тысячи 6 года, будучи с визитом в Баку президент Рф Владимир Путин сделал ряд заявлений, касающихся Грузии. По его словам, «очень жаль грузин, потому что Грузия переживает сложный период и огромные социальные проблемы», и «если кто-то считает, что вопросы подобного рода можно решать, отвлекая внимание на поиск новых врагов — это неправильный путь». При всем этом он подчеркивал следующее: «Критикуя СССР за то, что в нем происходило, пусть даже правильно критикуя, нельзя наступать на те же самые грабли». Грузия в августе Две тысячи восемь года наступила на эти грабли, а Азербайджан с их так и не слез. Ситуация по-прежнему находится в подвешенном состоянии. Как считают европейские спецы, «к настоящему моменту практически все позиции, сценарии, варианты оговорены многочисленное число раз, при всем этом ни США, ни Россия, ни Франция, как посредники переговоров, не имеют никаких расхождений по известным всем «Мадридским принципам», в каких прописан и пункт — совместно с освобождением некоторых районов Азербайджану — проведение референдума и определение статуса Нагорного Карабаха. При всем этом сама логика этого документа предугадывает введение в переговорный процесс Степанакерта, чему активно противится Азербайджан. Более того, все его пробы разыграть в собственных интересах «карту» российско-американского или российско-западного противостояния, выйти на решение задачки по собственному сценарию через энерго проекты провалились. Любопытно: в отношении нагорно-карабахского конфликта меж странами — сопредседателями Минской группы ОБСЕ всегда было общее согласие.

Изменит ли такую ситуацию новая администрация Дональда Трампа? По нашим наблюдениям, в Закавказье только Азербайджан и Грузия выражают примечательное беспокойство по поводу региональной политики нового президента США. Как считает российский эксперт Ирина Джорбенадзе, неувязка для их состоит в ожиданиях от США и Запада «стремления или отсутствия такового увести регион, как и все постсоветское место, от воздействия России», продолжать использовать или не использовать бывшие российские республики в качестве инструмента давления на Россию. Правда, побывавший не так издавна в Тбилиси прошедший госсекретарь США Джон Керри уверял, что президент Трамп «будет продолжать оказывать поддержку Грузии». В Баку и в Ереван Керри не заехал, ранее заявляя, что конфликтующие стороны не готовы к урегулированию нагорно-карабахского конфликта. Сейчас, если мыслить аналогиями, то Баку и Ереван будут действовать, руководствуясь ходом определенных геополитических событий, которые — непременно — затронут поначалу примыкающий Ближний Восток.

Состоялась телефонная беседа президента Рф Владимира Путина и президента США Трампа. Москва официально квалифицировала эти переговоры как положительные и произнесла, что стороны обсуждали борьбу с терроризмом, сирийский конфликт, ситуацию в Украине, положение дел на Ближнем Востоке, арабо-израильский конфликт, сферу стратегической стабильности и нераспространения, также ситуацию вокруг иранской ядерной программы и Корейского полуострова. Как видим, нагорно-карабахского конфликта в этом перечне нет. Чуть ранее президент Трамп уже поручил министру обороны Джеймсу Мэттису сделать в течение 30 дней план по борьбе с ИГИЛ (структура, незаконная в Рф), который — по данным американских СМИ — будет предугадывать поиск новых союзников для коалиции во главе с США. В Белом доме заявили о готовности к совместным действиям с Россией и готовности сотрудничать с хоть какой государством, которая разделяет такие цели. Пресс-служба Кремля уточнила, что главы 2-ух государств «высказались за налаживание реальной координации российских и американских действий с целью разгрома ИГИЛ (структура, незаконная в Рф) и других террористических группировок в Сирии». Но тут есть интрига.

Дело в том, что в настоящее время США уже возглавляют состоящую из более чем Шестьдесят стран международную коалицию по борьбе с ИГИЛ (структура, незаконная в Рф), есть возглавляемая исламская коалиция, возглавляемая Саудовской Аравией, также альянс Россия — Турция — Иран. При всем этом Турция, как и ряд других стран Близкого Востока, состоит во всех коалициях и альянсах. О каких новых альянсах ведут речь в Вашингтоне? В этой связи некоторые спецы указывают на недавний визит в Азербайджан премьер-министр Израиля Биньямина Нетаньяху, последствием которого может стать треугольник США — Израиль — Азербайджан, который может проецировать свое воздействие и на нагорно-карабахский конфликт. Но это разумеется вызовет на себя ответную реакцию со стороны другого треугольника Россия — Армения — Иран. В то же время, похоже, что Трамп желает «более активно вмешаться в конфликт в Сирии», сделать там так называемую «охраняемую зону», и даже, может быть, вышлет американские наземные войска против ИГИЛ (структура, незаконная в Рф).

Анкара, ратовавшая ранее о таких «зонах», отреагировала на это сдержанно, опасаясь того, что США вместе с Израилем поддержат в Сирии курдов. Такой ход событий оттолкнет Турцию от Азербайджана, как союзника Израиля, станет стимулировать ее дрейф в сторону Ирана, у которого уже намечаются задачки в отношениях с США, укреплять дела с Россией. При таком раскладе нельзя исключать процесса нормализации отношений меж Турцией и Арменией, о чем говорил кандидат на пост госсекретаря США Тиллерсон.

Но как будут в реальности соотноситься планы США с задачами и целями Рф в Закавказье и на Ближнем Востоке, говорить пока тяжело. Урегулирование американо-иранских отношений и дальнейшее сближение позиций и сочетание интересов США и Ирана, напротив, может вести к снижению значимости Турции и Азербайджана для геополитических позиций и задач Запада. Так что остается дождаться, что выбросят на-гора очередные вашингтонские геополитические проектанты, в какой связке и с кем они усматривают региональную роль Азербайджана, и не только его, и желают ли США укреплять или напротив ослаблять роль государств Закавказья в своей Черноморско-Кавказской стратегии, имея в качестве головного напарника Россию. Так будет решаться историческая судьба Нагорного Карабаха. Впереди всех ждет очень сложная игра.

Станислав Тарасов

Источник: regnum.ru

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *