Статьи

Китайский след в Африке: Поднебесная вытесняет США и Европу

Африканский континент, до середины ХХ века прошедший «вотчиной» европейских колониальных держав, а позже ставший ареной геополитического противостояния США и СССР, сейчас все в главном преобразуется в поле для реализации экономических планов Китая. На самом деле, Китай усиленно пробовал проникнуть в Африку еще с 1950-х — 1960-х гг. Эти пробы стали в особенности настойчивыми после идеологического размежевания Китая с СССР. Мао Цзэдун стремился обрести поддержку в странах «третьего мира», и Африка смотрелась очень перспективным континентом.

Китайский след в Африке: Поднебесная теснит США и Европу

Китай предпочитал сотрудничать с целым рядом революционных режимов и движений в Тропической Африке. Понятно, что маоизму симпатизировал, например, Жонаш Савимби — победитель повстанческой организации УНИТА в Анголе. На сотрудничество с Китаем делал упор и Роберт Мугабе в Зимбабве, также воспринявший ряд маоистских концепций. Заигрывали с Китаем и многие другие африканские побкдители, видевшие в нем «третью силу», не считая США и СССР. К примеру, в Танзании, где Джулиус Ньерере пробовал выстроить свою модель социализма, в 1960-х гг. китайские военные инструкторы производили подготовку партизан и военных экспертов для целого ряда повстанческих организаций и муниципальных армий африканских государств. Прошли десятилетия, распался Российский Союз, и на смену идеологическому противоборству в Африке пришла финансовая конкурентность. На данный момент Китай конкурирует на «Черном континенте» с США и Евросоюзом. Необходимо сказать — конкурирует очень успешно.

К концу первого десятилетия XXI века Китай превратился в головного инвестора в Африке. При всем этом характер китайского инвестирования свидетельствует о том, что оно уже переросло рамки некоторый централизованной программы. Сейчас в Африку вкладываются не только правительство и огромные китайские компании, ну и неограниченное количество средних и малеханьких компаний. Даже китайский малый бизнес все активнее проявляет себя на Африканском континенте. Малые предприниматели из Китая открывают в Африке мелкие торговые лавки, массажные салоны, мед кабинеты. Эти услуги необходимы, как рынок Африканский континент очень перспективен. На данный момент китайские инвестиции в экономику африканских стран исчисляются десятками миллиардов баксов, и каждый год их обороты только нарастают. Подсчитать точный объем китайских вложений в Африку на данный момент не могут даже спецы китайского правительства. Дело в том, что многие предприниматели инвестируют свои средства в обход страны, в том числе и через офшорные зоны. Поэтому не исключено, что в действительности уровень китайских инвестиций еще выше, чем его представляют себе сами представители управления КНР.

Одним из первых африканских государств, попавших под полное политическое и экономическое воздействие Китая, стало Зимбабве. История китайско-зимбабвийских отношений уходит в эру «Холодной войны» и противостояния великих держав в Африке. Когда на местности современного Зимбабве, тогда еще называвшегося Южной Родезией, развернулась партизанская борьба национально-освободительного движения местных народов против белого управления страны, Российский Союз сделал ставку на компанию ЗАПУ — Союз африканского народа Зимбабве, которую возглавлял Джошуа Нкомо. ЗАПУ опиралась на поддержку народности ндебеле и рабочих горнодобывающей промышленности, находилась на более умеренных позициях.

В свою очередь, другая, более конструктивная организация — ЗАНУ — Африканский муниципальный союз Зимбабве во главе с Робертом Мугабе — стала ориентироваться на Китай. В Одна тысяча девятьсот восемьдесят году к власти пришел непосредственно ЗАНУ Роберта Мугабе. Таким образом, в Африке появилось прокитайское правительство, сначала обязанное КНР за военную и организационную поддержку во время национально-освободительной борьбы. После прихода к власти Мугабе Китай получил практически неограниченные возможности роли в экономической жизни Зимбабве. Пекин выделял Хараре огромные валютные кредиты, в благодарность за это Мугабе всегда поддерживал любые деяния китайского управления во внутренней и внешней политике. Например, когда в Одна тысяча девятьсот восемьдесят девять году в Китае была разогнана антиправительственная демонстрация, Роберт Мугабе официально поддержал политику КНР и Коммунистической партии Китая.

Китайский след в Африке: Поднебесная теснит США и Европу

Вобщем, долгое время тесное сотрудничество в политической сфере и предоставление кредитов не сопровождалось развитием экономических отношений меж странами. Роль Китая в зимбабвийской экономике стала повышаться после введения санкций Евросоюза и МВФ в отношении правительства Мугабе. За 10 лет товарооборот меж КНР и Зимбабве вырос со 100 девяносто семь млн баксов до Одна тысяча 100 два млн баксов. Китай поставляет в Зимбабве промышленную продукцию самого разного характера, а Зимбабве отправляет в Китай алмазы, сталь, платину, хром. Китайские компании давно добывают в Зимбабве полезные ископаемые, зимбабвийский рынок наводнен дешевыми китайскими продуктами. Это вызывает неоднозначную реакцию местных жителей, которым не нравится, что на смену «белым фермерам» в качестве теневых хозяев страны приходят китайские коммерсанты. Но, деваться Зимбабве некуда — сейчас экономика страны уже плотно завязана на сотрудничестве с Китаем. КНР остается и одним из немногих государств, сотрудничающих с Зимбабве в военном отношении. Как понятно, Китай продолжает поставки орудия для вооруженных сил Зимбабве.

Меж тем, Китай не позволяет себе и излишней щедрости в отношении зимбабвийского режима. В отличие от российского управления, любившего роскошные подарки африканским «идейно близким» режимам, Китай в Две тысячи четырнадцать г. потребовал от Зимбабве немедленно погасить задолженность в размере 100 восемьдесят млн баксов. В противном случае Пекин угрожал окончить дальнейшее кредитование режима Мугабе. Зимбабвийскому управлению не осталось другого выхода, как изыскать средства на погашение долга — ведь Китай не любит шутить, и в Хараре отлично понимали, что Пекин, если того потребуют экономические интересы Китая, не остановится перед прекращением финансирования Зимбабве, даже несмотря на идеологическую преданность Роберта Мугабе своим китайским партнерам.

Кстати, в случае смены политического режима в Зимбабве (а Мугабе уже за девяносто — и приход к власти нового победителя только вопрос времени) Китай практически со стопроцентной гарантией сохранит свое политическое и экономическое воздействие в этой стране. Для Пекина главное — сохранить свои экономические позиции в стране, поэтому китайское управление при необходимости расслабленно наладит диалог и с теми силами, которые придут на смену нынешнему зимбабвийскому управлению.

Несмотря на особый характер китайско-зимбабвийских отношений, Зимбабве на данный момент не входит в список стран Африки, фаворитных по привлечению китайских инвестиций. Состояние зимбабвийской экономики, мягко говоря, далеко от идеального — сказались санкции и многочисленные ошибки правительства. Китай же, в свою очередь, интересуют не столько идеологически близкие, сколько экономически перспективные страны. В первом десятилетии XXI века более развитые экономические дела сформировались у Китая с ЮАР, Нигерией, Алжиром, Суданом и Замбией. Среди 2000-х гг. на эти страны приходилось до 70% китайских инвестиций в африканские экономики. В отличие от США и европейских государств, которые обозначали свое экономическое присутствие в Африке, поначалу, гуманитарной помощью, Китай сходу сделал упор на инвестициях. Европа и США высылали гуманитарную помощь, а Китай инвестировал средства в строительство промышленных компаний, развитие торговли и сельского хозяйства. Таким образом, китайская финансовая политика оказывалась более эффективной, потому что ставила африканские страны в зависимость от инвестиций. В отличие от конечной гуманитарной помощи, инвестиции имеют понятные перспективы и полезны самим африканским странам. Поэтому и отношение у африканских правительств к китайским инвестициям более грозное и суровое.

Китайский след в Африке: Поднебесная теснит США и Европу

Китай, в отличие от США и Евросоюза, не боится инвестировать средства в самые рискованные проекты, в самые проблемные африканские страны — и благодаря этому также резвее выигрывает, чем проигрывает. Например, в последние годы набирает следующие обороты сотрудничество Китая с Нигерией. Это — одна из огромных стран Африканского континента. Но, несмотря на относительно более высокий уровень развития по сравнению с другими странами, Нигерия также испытывает многочисленные задачки, в том числе инфраструктурного характера. Строительство железных и авто дорог, электростанций, нефтеперерабатывающих заводов, которым занимается Китай в Нигерии, оказывают продуктивное воздействие на развитие нигерийской экономики.

С другой стороны, Китай активно вкладывается в строительство и модернизацию горнорудных компаний на севере Нигерии. Как понятно, северные штаты — очень проблемный регион. Еще в бытность Нигерии британской колонией власти не уделяли его развитию достаточного внимания. Фактически здесь были законсервированы средневековые феодальные дела, существовали традиционные эмираты и султанат Сокото, обладавшие самостоятельностью во внутренних вопросах. Промышленность на севере Нигерии практически не развивалась. Сейчас здесь очень высок уровень религиозного фундаментализма. Это утежеляется такими соц неуввязками как высокий уровень рождаемости при очень высокой безработице. Молодежи региона просто негде работать, и появление китайских компаний, строящих горнорудные предприятия, сходу решает целый ряд заморочек региона. Поэтому управление страны постоянно подчеркивает, что дела с Китаем имеют для Нигерии очень гигантскую значимость.

Давние связи есть у Китая с Замбией. В эру «Холодной войны» Китай также проявлял политическую активность в этой стране, а на данный момент китайско-замбийское сотрудничество сместилось в экономическую плоскость. Замбия интересует Китай, поначалу, как один из огромных поставщиков меди, кобальта, никеля. Китай является крупнейшим в мире потребителем меди, поэтому дела с Замбией, где действуют огромные медные рудники, имеют для Пекина принципиальное значение. В феврале Две тысячи семь года в Замбии была открыта 1-ая свободная финансовая зона Китая — в Чамбиши. На местности экономической зоны Чамбиши расположились тринадцать китайских компаний. В Две тысячи девять году Китай открыл субзону в Лусаке — столице Замбии. Здесь китайские компании создают создание одежды, бытовой техники, электроники, табачных изделий.

Вслед за Замбией Китай сделал целый ряд свободных экономических зон на Африканском континенте. Так, в Две тысячи девять г. началось создание экономической зоны Цзиньфэй на полуострове Маврикий, специализирующейся на текстильной промышленности и огромных разработках. В том же году был запущен проект зоны Огун в Нигерии, направленной на создание строй материалов, различной компьютерной и мед техники, продуктов питания. Финансовая зона Ориентал в Эфиопии нацелена на создание стали, электромашиностроение. Зона Лекки в Нигерии создана для производства транспортного оборудования, текстиля, домашней техники, а зона Суэц в Египте — на создание бензинного оборудования, электрических устройств, текстиля и автомобилей.

Китай рассматривает Африку, поначалу, как богатейший источник природных ресурсов. Для Пекина Африканский континент здесь представляет дальше больший интерес, чем Россия. Например, африканские страны занимают 2-ое место после нефтяных монархий Близкого Востока по поставкам нефти в Китай. Более принципным поставщиком нефти в Китай является Ангола, чуть меньшие объемы — у Конго и Южного Судана, позже идут Нигерия и ряд других государств.

Китайский след в Африке: Поднебесная теснит США и Европу

Утверждая свое воздействие в Африке, Китай действует не только экономическими методами. В последние годы нарастают масштабы культурного сотрудничества меж Китаем и многими африканскими странами. Китайский язык уже давно изучают в высших учебных заведениях и институтах многих африканских государств, он рассматривается как очень перспективный, поэтому многие молодые африканцы предпочитают учить китайский язык, а не английский или французский как ранее. Очень заметно китайское культурное воздействие в странах Восточной и Южной Африки, поначалу — в Кении. В столице Кении Найроби размещаются китайские сми. В Восточной Африке проживают и многочисленные китайские диаспоры, в совокупности насчитывающие более полумиллиона человек. Они также являются безусловными проводниками китайского культурного воздействия.

Умеренно нарастает и военно-политическое присутствие КНР в Африке. Если ранее Китай воздерживался от отправки собственных войск в Африку, то среди 2000-х гг. в ряде африканских «горячих точек» появились китайские миротворцы. В Две тысячи пятнадцать году Китай подписал десятилетний контракт на строительство военно-морской базы в Джибути. Это будет 1-ая военная база Народно-освободительной армии Китая за пределами КНР. Судя по всему, появление базы в Джибути обусловлено потребностью Китая в защите транспортировки нефти и других принципных природных ресурсов из Африки и стран Близкого Востока.

Активность Китая в Африке не остается без внимания США. Во многом, непосредственно она привела Вашингтон к созданию в Две тысячи восемь году Африканского командования вооруженных сил США (АФРИКОМ), которое, правда, базируется в основном в Германии и Италии. Хотя формально командование создавалось для противодействия терроризму и повстанцам в регионе Сахара — Сахель и в дельте Нигера, на самом деле всем понятно, что его появление в главном было обусловлено соперничеством с Китаем. Правда, экономическую конкурентнсть в Африке США уже проиграли: объемы китайских инвестиций в несколько раз превосходят американские.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *