Статьи

Геополитика Две тысячи семнадцать года в четырёх картах

Создатель: Джордж Фридман

Оригинал публикации: The Geopolitics of Две тысячи семнадцать in Четыре Maps

Международные дела и геополитика никак не синонимы… по последней мере, не так как мы их понимаем в "Чертах Геополитики" (Geopolitical Futures). "Международные дела" — описательная фраза, охватывающая все стороны поведения стран по отношению друг к другу. "Геополитика" же — гипотеза, что все международные дела основаны на связи географии и власти.

Наше направление геополитики решает следующий шаг и утверждает, что глубочайшее понимание географии и власти позволяет сделать две вещи. 1-ое, помогает вам осознать силы, формирующие международную политику и то, как они это делают. 2-ое, позволяет отыскать, что принципно, а что нет.

Это делает карты очень принципиальной частью нашей работы. Написанное может быть идеальным для объяснения воздействия, но даже лучший писатель ограничен языком, когда дело доходит до объяснения географии. Итак, на этой неделе мы решили представить некоторые лучшие карты нашей графической команды (Т. Дж. Ленсинг и Джей Дауд), сделанные в 2016году … не потому что эти четыре карты великолепны (хотя так и есть), а потому что мы считаем, что они много дадут при объяснении основ более принципного геополитического развития событий в Две тысячи семнадцать году.

Карта 1: Финансовая слабость Рф

Геополитика Две тыщи семнадцать года в четырёх картах

Эта карта иллюстрирует три основных аспекта Рф, решающих для понимания положения страны в Две тысячи семнадцать году. Во-первых, часто не осознанный факт, что Россия — федерация. У Рф мощная муниципальная структура, ну и непередаваемо разные политические объекты, требующие сильного центрального правительства. В отличие от большинства карт Рф, наша делит страну по учреждённым регионам. Существует Восемьдесят 5 таких регионов… 87, если учитывать Крым и Севастополь. Не все обладают равным статусом — некоторые их их являются областями, другие автономны, города и республики.

2-ой аспект в том, что существует большущее экономическое различие в широкой Российской Федерации. Карта показывает это, определяя доходы и недочет региональных бюджетов по стране. Два региона обладают большенными доходами, так, что выходят за рамки — город Москва и Сахалин. 50 два региона (60% регионального бюджета Рф) — в красном поле. Центральный регион, в который входит Москва, дает более 20% ВВП Рф, а Сахалин и нескольким другим регионам посчастливилось получать доходы от добычи российской нефти.

3-ий аспект следует из композиции логических заключений 2-ух первых. Россия обширна, и большая часть страны находится в сложной экономической ситуации. Даже если нефть остается на уровне $55 за баррель в течение всего Две тысячи семнадцать года, этого недостаточно, чтобы решить трудности многих борющихся за выживание частей страны. Президент Рф Владимир Путин правит авторитарно. Это, частично, из-за того, что он управляет неловкой государством. Ему нужна вся возможная власть, чтобы перераспределять богатства во избежание волнений среди сельского населения.

Россия сейчас в заголовках из-за Украины, Сирии и выдуманного хакерства. Но геополитическое положение Рф лучше описать, изучив приведённую выше карту.

Карта 2: Клетка Китая

Геополитика Две тыщи семнадцать года в четырёх картах

Карты, смещающие ракурс, могут дезориентировать, но так и должно быть. Наш мозг привык видеть мир так, что другой взгляд может восприниматься чуждым. Но тем больше повод преодолеть дискомфорт. Вышеприведённая карта пробует показать Тихий Океан исходя из убеждений Пекина.

Деяния Китая в Южно-Китайском море привлекли всеобщее внимание. Двенадцать января на слушаниях в Конгрессе кандидат на пост Госсекретаря Джеймс Мэттис признал злоба Китая одной из основных событий, почему он считает, что мировой порядок находится под крупнейшим ударом со времён 2-ой Мировой. Но мы полагаем, что китайская угроза переоценена. Карта ниже объясняет, почему это так.

Доступ Китая к Тихому океану ограничен 2-мя препятствиями. 1-ое — малая цепь островов в Южно-Китайском и Восточно-Китайском морях. Когда мы смотрим на карту, то мотивы Китая взять под контроль эти огромные горы и отмели становится стопроцентно ясными. Если Китай не может контролировать эти острова и отмели, то они могут быть использованы против Китая в военном конфликте. (Если бы были мелкие цепи островов у побережья США в Тихом или Атлантическом океанах, то стратегия США смотрелась бы точь-в-точь китайской).

2-ое препятствие в том, что Китай окружен союзниками Америки. Некоторые, как Япония (и чуть в меньшей степени Южная Корея и Тайвань) обладают существенными военными силами для защиты от китайских поползновений. Тайвань торчит, как копьё, нацеленное на юго-восточное побережье Китая. Те, у кого нет достаточной военной защиты, как Филиппины, получили твёрдые гарантии безопасности США. Китай на данный момент в серьёзном географически сложном положении в собственных прибрежных водах.

Но карта не открывает главный 3-ий момент головоломки — военно-морской флот США превосходит китайский фактически во всем, несмотря на впечатляющие и долгие усилия Китая прирастить свои возможности. Глядя на карту, вы видите, почему Китай вожделеет устроить шум из-за прибрежных вод, и как Китай ограничен осью американских союзников. Можно узреть также, почему одна из основных целей Китая — испытать переманить американских союзников. Соответственно, в Две тысячи семнадцать году шаги Китая в отношении Филиппин требуют повышенного внимания.

Карта 3. Перерисовываем Ближний Восток

Геополитика Две тыщи семнадцать года в четырёх картах

Уже стало обыденным клише указывать, что нынешние границы Близкого Востока были прорисованы после Первой Мировой колониальными державами, вроде Соединённого Королевства и Франции, и что региональные войны и бунты в недавние годы делают эти границы устаревшими. А вот что не клише — усилить анализ. Мы начертили новейшую карту Близкого Востока, основанную на том, кто контролирует какую местность вопреки официальным границам, признанным международными организациями, вроде ООН.

Вышеприведённая карта показывает, как непосредственно сейчас смотрится Ближний Восток. Многие будут возражать против некоторых границ по политическим причинам, но карта разумеется не предназначена стать политическим заявлением. Резвее, это попытка показать, кто обладает воздействием на географию Близкого Востока.

С этой точки зрения Сирия, Ирак, Йемен и Ливия больше не есть. На их месте находятся мелкие охваченные войной городские образования, основанные на этнических, муниципальных и религиозных различиях. Другие границы (Ливана и Израиля, к примеру) тоже перечерчены для отражения реальной динамики власти. Эта политически некорректная, но точная карта, намного полезнее, чем неточная, но политически корректная.

Так же принципна, как и перечерчивание границ стран, более не имеющихся как цельные организации, сама мысль о том, какие непосредственно границы стран не требуют перечерчивания. Среди их три из четырёх основных региональных держав: Турция, Иран и Саудовская Аравия. Границы четвёртой основной державы, Израиля, только мало изменены. (Египет представляет собой экономическую немощь и не считается основной державой, хотя, может быть, это самая сплоченная муниципальная культура арабского мира).

Ближний Восток определяют две динамики: войны в самом сердце арабского мира и баланс сил стран вокруг этого конфликта.

Карта 4: Размышляем о Брексите в Две тысячи семнадцать году

Геополитика Две тыщи семнадцать года в четырёх картах

Анализ этой карты необходимо начинать с оговорки: поначалу, и это главное, это аналитический инструмент и средство размышлений о будущем Европы. Другими словами, это не предсказание, как будут в предстоящем смотреться границы Европы.

Карта показывает местности в Европе, имеющие сильные националистические тенденции. Регионы с активными сепаратистскими движениями не выделены. Выделены регионы, требующие большей автономии, но не независимости. Во многих из их сепаратистские движения могут быть поддержаны, но меньшинством населения. Дело тут не в величине, а резвее в том, что во всех этих регионах существует некий уровень гос сознательности, не соответствующей нынешним границам муниципальных государств Европы.

Европейский Союз — уязвимая организация, потому что его члены никогда не решали, какими они хотят быть. ЕС не совсем суверенное образование, но заявляет о большей власти, чем соглашение о свободе торговли. Европейские национальные страны передали часть суверенитета Брюсселю… но не весь. Так что когда возникает серьёзный вызов (вроде валютного кризиса Две тысячи восемь года или потока сирийских и других беженцев), государства-члены ЕС переходят к решению заморочек так как это было до ЕС. Вместо "один за всех и все за 1-го" появляется "каждый сам по себе, но всё равно должны брать германские продукты".

В Две тысячи шестнадцать году Брексит потряс базы ЕС. Выборы во Франции и Германии и внутренняя непостоянность в Италии в 2017-м проверят эти базы на крепкость. Но Брексит ещё и открыл двери для более глубочайшего вопроса: как будет определяться муниципальная само-идентификация в 20 один веке? Но все национальные страны Европы обладают стабильными основами. Важные последствия Брексита могут в итоге повлиять на политическое будущее Соединённого Королевства. А в Испании Каталония уже заявляет, что в этом году проведёт референдум о независимости.

А Брюссель всё пробует говорить одним голосом. Карта передает, как тяжело это делать… не только для ЕС, ну и для некоторых муниципальных государств Европы.

Заключение

Пословица гласит, что картина не достойна и тысячи слов. Карты достойны много большего. Наш прогноз мира основан на объективном и непредубеждённом подходе к исследованию географии и власти. Такие карты, как эти — фундаментальные составляющие для построения прогнозов. Эти четыре карты особо полезны для размышлений о геополитических силах, которые будут сформировывать мир в этом году.

Источник: Полисми

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *