Статьи

Федор Лукьянов «Трампу нужен высокий уровень конфликтности для успешной работы. «

Один западный дипломат, сейчас руководящий огромным аналитическим центром, на днях был в Москве по пути из Вашингтона и поделился впечатлениями. Его наблюдения совместно с комментариями хотя бы мало-мальски нейтральных аналитиков (таких в случае с Трампом не так много) позволяют понять, что происходит.

"Я принципиально не называю его президентом, только мистер Трамп, — произнес собеседник, — он не начал управлять, он продолжает вести кампанию. Когда он не станет это делать, то станет президентом". По оценке визави, случится это к концу года. Во-первых, сам обладатель Белого дома методом проб и ошибок увидит границы возможного либо усвоит, как эти границы расширить, но не наскоком, а повторяющейся работой. Во-вторых, должна заработать администрация, которая пока, по распространенному воспоминанию, представляет собой команду без руля и ветрил.

Вероятный сценарий ближайших месяцев — президент продолжит атаку на застарелый порядок, а политику станут определять его министры, каждый в силу собственного разумения и убеждения.

Сильного центра в администрации нет, потому что эту роль по собственному характеру и настрою Трамп вожделел кинуть за собой. Но то, что может быть в компании, не сработает на уровне управления большой государством, тем более в аспектах фактически саботажа со стороны правящего класса. Неизбежна "усушка и утруска". Кто-то не сработается с Трампом и растеряет должность (любовь магната увольнять людей — предмет его гордости), кто-то уйдет сам, и команда приобретет гомогенность. (Неожиданный уход Майкла Флинна — 1-ая ласточка.) Ну и глава страны усвоит, что обыкновенными методами управлять не получится, необходимо делегировать.

Все это обучение в процессе работы будет происходить на фоне острого политического конфликта и внутри США, и, может быть, с частью внешних партнеров. Так что сценарии могут быть разные. Но, если учитывать фактор враждебности среды, деяния Трампа, естественно, рискованные, но не иррациональные. И то, что процитированный выше собеседник назвал продолжением кампании, — не просто свидетельство политической незрелости, а осознанная стратегия.

Трамп соображает, что договориться с большей частью элиты он не сможет, очень сильное отторжение он вызывает не только на политическом, ну и на эстетическом уровне. Если же все-таки пробовать это сделать, то для достижение компромисса ему придется отрешиться от львиной толики того, по этому его, практически, выбрали. Поддержка Трампа популяцией США никак не абсолютная, но она прочнее, чем его поддержка верхними слоями. Поэтому залогом успеха и сейчас, и на следующих выборах (а хоть какой американский политик всегда думает о следующих выборах даже больше, чего его коллеги в других странах) является сохранение и по возможности расширение базы. Принимая решения, шокирующие оппонентов, Трамп раз за разом указывает своей базе, что ни на йоту не отступает от того, что обещал во время кампании, даже если обещания отдавали откровенным популизмом.

Такое поведение, которое ведет к грядущей поляризации общества, может быть, граничило бы с политическим безумием, если бы деяния развивались бы в более или менее штатной ситуации. Но Трамп с самого начала исходил из собственного чутья, которое говорило ему, что ситуация нештатная, назрел перелом политического тренда, а значит то, что было фатальным еще не так издавна, может вдруг сыграть в его пользу. Как это случилось во время кампании, когда он раз за разом перешагивал многочисленные табу.

Конец такой стратегии предугадать не представляется возможным, но с уверенностью можно предсказывать высокий уровень конфликтности, который при описанном подходе Трампу просто нужен. Он принадлежит к тому типу личностей, которые проще и поболее уверенно ориентируются в кризисной обстановке, чем у аспектах вязкой рутины. Тем более что

американская политическая культура в целом — это культура баланса, но через столкновение.

Способность ясно артикулировать свою позицию, правильно выступить в ее защиту и отстоять в столкновении ценится даже оппонентами. Отсутствие этого характеристики во многом обусловило неудачу Обамы.

Не очень не нехорошая новость заключается в том, что это относится не только к внутренней, ну и ко внешней политике. Трамп всегда говорит о сделках, что на сто процентов соответствует его проф опыту в большом бизнесе. Но к сделкам можно подходить по-разному, и по совокупности признаков есть основания считать, что президенту США присущ отлично знакомый нам по девяностым годам подход в стиле "наезд — откат". Другими словами жесткое и резкое давление с целью сделать подходящие условия для грядущего торга.

В международной политике это довольно рискованно. Не будем прибедняться, Россия тоже умеет действовать в такой манере, и характеры многих представителей нашей политической и деловой элиты ковались непосредственно в тот период, когда "наезды" были нормой жизни. К тому же российский президент за время собственного пребывания в должности пережил практически все и выстоял, он обладает уникальным опытом, которого, пожалуй, нет на данный момент ни у 1-го управляющего в мире. Все таки перенос в сферу международной политики привычек эпохи исходного скопления капитала внушает на сильно много оптимизма, и лучше бы обойтись без повторения пройденного.

Российская Газета

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *