Статьи

Андрей Виноградов «Поколения не по возрасту. «

Е.Н. Румянцев. Внутренняя и наружняя политика Си Цзиньпина. М.: Синосфера, 2016. 500 восемьдесят девять с. ISBN 978-5-990621-1-5

Новая книга известного китаеведа, переводчика и дипломата Евгения Румянцева посвящена самому последнему периоду истории Китая времени правления нового управления, которое называют часто пятым поколением китайских управляющих. 1-ые четыре поколения были представлены соответственно Мао Цзэдуном, Дэн Сяопином, Цзян Цзэминем и Ху Цзиньтао. Временами к победителю поколения добавляют 2-ое лицо, почти всегда занимавшее пост премьера Госсовета, например, 4-ое поколение оказывается представлено тандемом Ху Цзиньтао Вэнь Цзябао, а нынешнее 5-ое парой Си Цзиньпин Ли Кэцян.

Такая трактовка современной китайской истории, как справедливо указывает создатель книги Внутренняя и наружняя политика Си Цзиньпина, отражающая позицию официальной китайской историографии, уязвима для критики. Ведь полностью забытыми оказываются такие деятели и руководители Китая, как, например, Ху Яобан, возглавлявший КПК в Девятнадцать миллионов восемьсот одиннадцать тысяч девятьсот восемьдесят семь гг., Чжао Цзыян, прошедший генеральным секретарем ЦК КПК в Девятнадцать миллионов восемьсот 70 одна тысяча девятьсот восемьдесят девять гг., а ранее занимавший пост премьер-министра, и Хуа Гофэн, занимавший все высшие городские посты в Девятнадцать миллионов семьсот шестьдесят одна тысяча девятьсот восемьдесят один годах. Меж тем все эти деятели внесли весомый вклад в развитие современного Китая и занимают принципное место в его истории.

Не считая того, если говорить о возрасте официальных представителей поколений, то часто разница оказывается недостаточной например, Мао старше Дэна на Одиннадцать лет, такая же разница меж Ху Цзиньтао и Си Цзиньпином. Так что их вряд ли можно отнести к разным поколением. Вобщем, если рассматривать похожее деление как возврат к традициям правительского Китая, то поколения нужно резвее трактовать как периоды правления.

Данный пример говорит о том, как принципно не услаждаться при анализе официальной интерпретацией определений и официальными же вариантами переводов различных выражений и используемых в сегодняшней политической жизни КНР клише, а брать практически китайский оригинал и стараться понять, что он на самом деле значит.

Книга управляющего Центра научной инфы и документации ИДВ РАН, как сказано в аннотации, предназначена для экспертов по современному Китаю, политологов, историков спецслужб. Она кропотливо разбирает нюансы сегодняшней внутренней и внешней политики КНР с внедрением первоисточников на китайском языке, подробным их разбором и цитированием. Вместе с тем эта книга была бы полезна всем, кто интересуется ситуацией в Китае и особенностями его внешней и внутренней политики. Издание представляет собой достаточно редкий в наше время критический взгляд на происходящее в Китае, в книге более 600 сносок на публикации китайской официальной и гонконгской печати, также на другие источники.

Сам создатель делит использованные им материалы на несколько групп. Более широкая из их газетные и журнальные статьи на китайском языке, многие из которых вводятся в научный оборот впервой (непосредственно этим и разъясняется малеханькое количество книг в библиографическом аппарате рецензируемой работы книги по данному периоду китайской истории еще не написаны). Статьи, в свою очередь, делятся на две группы публикации официальных СМИ, включая тексты выступлений высокопоставленных чиновников, установочные статьи Жэньминь жибао и СМИ Гонконга, забугорных китайцев, также материалы китайской блогосферы.

К первой группе создатель также относит многочисленные выпускающиеся в последнее время в Китае документальные фильмы, посвященные различным внутри- и внешнеполитическим сюжетам, почти всегда многосерийные, также отдельные художественные фильмы, отражающие значимые явления общественно-политической и экономической жизни КНР и имевшие большой общественный резонанс, такие как Во цзюй (Конурка) Две тысячи девять г. и Сюань я (Над пропастью) Две тысячи двенадцать года.

Что касается 2-ой группы источников (гонконгские и забугорные китайские СМИ), то, как справедливо указывает создатель, многие исследователи относятся к ним с недоверием, обвиняя в стремлении к излишней сенсационности, обнародование непроверенной инфы и других грехах. В особенности это приемлимо для Рф, где ссылки на гонконгские газеты и журнальчики в научных работах являются редкостью, а повторяющегося их исследования практически не проводится, в то время как информация, сообщаемая в гонконгской печати, ее оценки и выводы нередко существенно отличаются от того, чем привыкли управляться многие русские ученые и практические работники, связанные с исследованием Китая. Меж тем, как утверждает создатель, основываясь на личном опыте работы с китайскими СМИ в протяжении 40 лет, сообщаемая жестокими гонконгскими изданиями информация, обычно, подтверждается. То же самое в целом относится и к СМИ забугорных китайцев.

Подтверждением серьезности инфы, сообщаемой в обозначенных изданиях, являются приобретающие после прихода к власти Си Цзиньпина все более тривиальные и настойчивые усилия Пекина тем или другим способом поставить подобные издания под свой контроль (или прикрыть). Или хотя бы затруднить их проникновение в материковый Китай (ужесточение правил провоза литературы из Гонконга через административную границу).

Третью, в определенном смысле промежуточную, группу материалов составляют размещенные в последнее время в КНР литературные произведения, в каких нелицеприятно и со занием дела повествуется о жизни современного китайского чиновничества и работе правоохранительных органов. Одно время они были очень популярны в Китае, но с приходом к власти Си Цзиньпина практически пропали с полок книжных магазинов, что само по себе, по мнению создателя, является одной из соответственных черт современной ситуации в стране.

В книге кропотливо разбираются и описываются политические инновации нынешнего управления КНР, особенности внутрифракционной политической борьбы в стране, дело Бо Силая и других высокопоставленных управляющих, обвиненных в коррупции и снятых со всех постов, реформа в армии и органах общественной безопасности, также создание новой вертикали власти руководящих групп ЦК КПК, призванных укрепить роль Си Цзиньпина в определении курса и в руководстве КПК и КНР. Большой раздел посвящен различным аспектам внешней политики нынешнего поколения китайских управляющих, также политике в отношении Рф.

В книге, работа над которой была закончена в феврале Две тысячи шестнадцать г., употребляются и суммируются прошлые статьи и исследования создателя, публиковавшиеся в журнале Трудности Дальнего Востока и в издательстве Синосфера (в электронном виде). Одна из статей была расположена и в журнале Россия в глобальной политике (№ 5, 2015). Кстати, Внутренняя и наружняя политика Си Цзиньпина также доступна в электронном виде на сайте sinosfera.ru.

Разумеется, не со всеми выводами создателя можно на сто процентов согласиться. Например, тезис о том, что в настоящее время КНР стает перед объективным исследователем как если не главный, то один из главных фальсификаторов истории 2-ой мировой войны, оканчивающий главу Великая победа китайского народа: новенькая пекинская версия истории 2-ой мировой войны (с. 396), очень категоричен.

Все таки труд Евгения Румянцева, на наш взгляд, представляет собой примечательное явление в российском современном китаеведении и будет интересен всем, кто интересуется современным Китаем и международной политикой.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *