Статьи

Александр Гущин «Звездный час Минска. Февраль Две тысячи пятнадцать года стал самым значимым месяцем в политической истории постсоветской Белоруссии. Его можно называть звездным часом Александра Лукашенко.»

Февраль Две тысячи пятнадцать года стал самым значимым месяцем в политической истории постсоветской Белоруссии. Его можно называть звездным часом Александра Лукашенко. Он не только обеспечил хороший прием фаворитам Рф, Украины, Германии и Франции, ну и показал, что о его нерукопожатности на Западе, которая наблюдалась все последние годы, на данный момент речи нет.

2014 год был очень сложным для партнерства Москвы и Минска. В отношениях Рф и Белоруссии обозначился ряд проблемных моментов, которые позволили некоторым экспертам даже заговорить о упадке модели Таможенного союза (ТС) и евразийской интеграции, несмотря на ввод в действие Евразийского экономического союза (ЕАЭС) Один января с.г.

Поначалу противоречия появились относительно Украины и Крыма. Белоруссия официально не поддержала Москву в процессе решения крымского вопроса. Напротив, Лукашенко выступил за территориальную целостность Украины, признал новейшую украинскую власть и наладил диалог с Петром Порошенко. Во многом это было вызвано экономическими причинами нежеланием терять украинский рынок, который очень важен для Белоруссии, и рвением поменять Россию по ряду торговых направлений.

В дальнейшем ситуация только обострялась. После введения Россией санкций в отношении ЕС, Белоруссия активно занялась реэкспортом. Это вызвало ответные меры ограничительного характера со стороны Москвы. А в январе президент Белоруссии заявил на пресс-конференции в Минске о возможном выходе страны из ЕАЭС.

Тезис о том, что Россия кормит Белоруссию за счет собственных людей, обеспечивает определенный уровень благосостояния примыкающей республики и ничего не получает взамен, вряд ли выдерживает критику. На местности Белоруссии находятся российские военные, страна является элементом общей системы противовоздушной обороны и в военно-политическом плане остается союзником РФ. Не считая того, через Белоруссию равномерно идет транзит энергоресурсов в Европу. Вместе с тем называть дела Москвы и Минска полноценным многопрофильным союзом по-прежнему нельзя. Строго говоря, ни в рамках Союзного страны, ни в рамках ТС Белоруссия и Россия пока не нашли взаимоприемлемых форм партнерства, которые исключали бы торговые войны, резкую риторику и грозные противоречия по вопросам взаимодействия с третьими странами.

Сама структура белорусской экономики, о которой многие в 90-е годы говорили как о панацее, позволяющей выстроить капитализм с человеческим лицом и отлично скооперировать рыночную экономику и госрегулирование, на данный момент в грозном упадке. И это несмотря на колоссальную скидку на российский газ, который Белоруссия будет брать в Две тысячи пятнадцать году по цены 100 30 четыре долл. за Один тыс. куб. м, и другие преференции. Экономика Белоруссии остро нуждается в структурных реформах, которые могут больно ударить по популяции. Но пойти на такие реформы президент сейчас вряд ли сможет, ведь на повестке дня предвыборная кампания. Назначенное не так издавна правительство вряд ли решится, по последней мере до выборов, на грозные непопулярные меры, тем более принимая во внимание падение рейтинга президента до 40%.

Белорусский президент, очевидно, рассчитывает на то, что в аспектах внешних угроз Москва не захочит ссориться с Минском и предложит серьезную финансовую помощь.

Фактор экономики и социальной стабильности будет важным. Никакие заигрывания с белорусской гос идеей, историей и языком и миротворческие акции в контексте украинского кризиса или другие ситуативные деяния, на который белорусский президент выдающийся мастер, не смогут оказать такого воздействия на итог голосования и общую стабильность в стране, как сохранение сносной экономической ситуации. В этой связи жестоким подспорьем для Белоруссии станет возможное предоставление Россией кредита. Белорусский президент, очевидно, рассчитывает на то, что в аспектах внешних угроз Москва не захочит ссориться с Минском и предложит серьезную финансовую помощь.

Предстоящие выборы будут проходить в совершенно других геополитических аспектах. Отсюда, может быть, и желание стать в виде миротворца и медиатора, выйти на новый уровень отношений с Западом, который средств просто так не даст, но способен оценить реверансы белорусского победителя и ослабить политическую блокаду.

Предстоящие выборы будут проходить в совершенно других геополитических аспектах. Отсюда, может быть, и желание стать в виде миротворца и медиатора, выйти на новый уровень отношений с Западом, который средств просто так не даст, но способен оценить реверансы белорусского победителя и ослабить политическую блокаду. Но белорусский президент наверняка отлично соображает, что в системном плане на Западе никогда не увидят в нем равного напарника. Даже если ЕС и пойдет на более тесное сотрудничество в политическом плане, фигура самого Лукашенко вряд ли когда-то будет восприниматься в европейских элитах верно в полном смысле слова. Таким образом, Лукашенко остается в аспектах грозного роста ставок в глобальной игре приверженцем своей, по сути, прежней политики привлечения на помощь Белоруссии российской экономики, которая употребляется в обмен за сохранение Минска в военно-политическом союзе с Москвой.

Он рассчитывает, что в аспектах отсутствия у Кремля четких ставок на кого-то из оппозиционных кандидатов, Рф не остается ничего другого, как поддержать его. Обратный вариант может привести к неконтролируемым последствиям. Скорее всего этот расчет отчасти верен. Но Москва также потребует от Лукашенко определенных уступок, и экономических, и политических, по вопросу Украины. Возможность того, что Россия даст Белоруссии средств, велика, ведь психологически для Москвы это зона воздействия, которую нельзя потерять.

Хотя мейнстримом для Белоруссии остается постсоциалистическая парадигма, не принимать в расчет рост проевропейских настроений белорусского общества нельзя. Нельзя и пренебрегать нормами ТС, как было в период введения антисанкций. В этом контексте возникают вопросы к политике одностороннего поддержания экономик соседей и списания долгов в обмен на часто плохо очерченные геополитические преференции, которая в аспектах кризиса несет в себе еще гигантскую нагрузку для Рф. Для развития ЕАЭС, как и обоесторонних отношений меж его членами, все большее значение приобретает создание многосторонних органов разрешения споров, а конкретно суда ЕАЭС.

Независимая газета

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *